Главная / Новости института / 2019 / февраль / 26 / Почти сто лет назад (по материалам отчета Астраханской ихтиологической лаборатории за 1921 г. Часть вторая)

Почти сто лет назад (по материалам отчета Астраханской ихтиологической лаборатории за 1921 г. Часть вторая)

26 февраля 2019

Часть первая. 

За основной частью отчета Астраханской ихтиологической лаборатории следует Прибавление к готовому отчету под единым названием «Общая характеристика 1921 года в гидролого-метеорологическом, биологическом и промысловом отношении», которое включает в себя работы М.И.Турпаева «Гидрометеорологические условия», В.В.Борщева, Ф.А.Загородникова, К.А.Киселевича «Биологические факторы» и К.А.Киселевича «Краткий обзор рыболовства». Завершает его десять приложений к годовому отчету, в том числе список сотрудников лаборатории на 1 января 1921 г., список сотрудников лаборатории на 1 января 1922 г., положения докладов «Рыбное дело в Астрахани», «К вопросу о рыбных забойках», отчет о командировке в дельту Волги на пароходе В.Ц.И.К. «Красная Звезда», «К вопросу об обвалованиях в дельте Волги», докладная записка в Областрыбу, «Об обвалованиях в дельте Волги» К.А.Киселевича, Тезисы доклада «Пигментация личинок Волжских рыб на ранних стадиях пост-эмбрионального развития» В.И.Казанского, Рейсы судна «Почин» в 1921 году, Отчет по Химическому отделению лаборатории М.И.Турпаева.

Из Прибавления к годовому отчету мы узнаем о замечательном по малости и раннему сроку наступления половодье 1921 г., прошедшего раньше обыкновения на 17 дней и бывшего ниже обычного на 0,7 м. Ранее и дружное половодье способствовало образованию нерестовых полоев, что благоприятствовало нересту рыб, кроме сельди и красной рыбы, в том числе благодаря сокращению количества ловцов. Однако незначительность площадей нерестовых полоев вызвало плохую кормовую обеспеченность и значительное отставание в росте молоди, ее преждевременный скат. Максимум ската воблы пришелся на 23-25 апреля при средних размерах молоди в 20,3 мм, что на 10-15 мм меньше обычной нормы. Отмечается, что господствовавшие западные ветра обнажали косы и понижали общий уровень вод, при этом в мае штормовые ветра негативно сказались на уловах сельди.

 

Весенний ход рыбы рассматривается с белорыбицы – первой по времени ходовой рыбы. Ее появление в уловах относится к первой половине марта, к началу работы неводов, хотя и отмечается зимний ход. Максимум достигается к концу марта, после чего по мере повышения температуры воды уловы сходят на нет к последней декаде апреля. Белуга начинает мигрировать 1 апреля на западе дельты, ход ее прекратился к середине мая. Появляющаяся единично в начале апреля севрюга максимально представлена в уловах с 20 по 30 апреля, с завершением хода в июне. Также в начале апреля появляется и осетр, с пиками в середине апреля и конце мая. В те же даты наблюдается ход воблы, достигающий максимума 25 апреля. Изучение частиковых видов рыб ведется более подробно, в различных наблюдательных пунктах, приводятся данные по динамике хода, половому и качественному составу мигрирующей воблы, в частности отмечается рост ее размеров в сравнении с прошлогодними. Отмечается максимум ее уловов на Чадинской тоне в 6000 пудов в сутки. Дувшая по конец апреля моряна поддерживала на взморье уровень воды и обеспечивала возможность захода косякам через бары перед устьями банков. По сельди отмечается крайне мелкие размеры сельди-черноспинки, не выделяющие ее из волжской сельди, отсутствие «залома». Пики уловов приходятся на 11 мая, когда на Караульной тоне они достигали 7440 пудов. Штормовые ветра затрудняли промысел, но способствовали проходу сельди в верховые участки дельты, где также наблюдался хороший ход и лов ее. В начале хода преобладали самцы, на главном ходе – самки. Пузанок по Дамбинскому и Главному банку имел промысловое значение, причем это связывалось с упадком морского рыболовства на Синем Морце. Ход судака, раньше всего начавшийся на Главном банке в конце марта, дал пики с 8 по 25 апреля в разных частях дельты, при этом кривая хода совпала с кривой хода воблы, и, видимо, зависело от одних и тех же метеорологических факторов, при этом его средняя длина достигала 41-45 см. Последствия избиения сазана на рыбозимовальных ямах в 1917 и 1918 гг. негативно сказалось на уловах и нерестовом ходе, который завершился, как и других рыб, рано. Размер сазана оценивался как очень крупный. Лещ начал ход в последней пятидневке марта и, достигнув максимума 13 апреля, заметно снизил численность, хотя в единичных экземплярах встречался до Жарковской путины, когда наблюдений, ввиду отсутствия лова, не производилось совершенно.

  

Синее морцо - значительное расширение рукавов р. Волги, образующее обширную водную поверхность, окруженную малыми островами и мелями. Район славился обилием рыбы.  

Осенний лов рыбы основывался главным образом на судаке, с пиком хода в начале ноября до 1170 пудов в сутки, ход его в целом был посредственный. Как незначительный описывается и ход других видов рыб – сазана, леща, тарани, отмечается рост значения в последние годы жереха и щуки. Красная рыба, за исключением осетра, также не демонстрировала значительного хода. У белорыбицы осенний ход выражен не был. Низкие уровни воды, обмеление банков приводили и к тому, что ряд ямных пород рыб не мог зайти на зимовку, оставаясь перед барами в море, чем прекрасно воспользовались морские ловцы.

Всего за 1921 г. поймано 9200000 пудов рыбы.

По организации рыболовства отмечаются большие недочеты в согласованности промысла, транспортировки и обработки уловов, недостаточное количество рабочей силы, в том числе неквалифицированной рабочей силы, набранной насильной мобилизацией и бедствовавшей на промыслах. Эксперименты с орудиями лова давали много мелкой рыбы, задержки в логистике приводили к порче сырья вплоть до вспучивания и гниения, и выливке уловов целыми прорезями и рыбницами, изготовлению рыбных товаров плохого качества. Переброска ловцов с места на место в поисках сельди привело к значительному ее недолову. Эксперименты с переброской рыбаков с морского лова на речной и обратно также обусловили низкие результаты года. Удивительным образом производился учет уловов, отмечается, что цифры в промысловых книгах не соответствуют действительности. При этом в отдельных районах моря разрешили лов плавными сетями, который не может допущен ни при каких обстоятельствах и является несуразностью, ввиду больших параллельных усилий страны по культивированию искусственного воспроизводства осетровых на Волге. Сложности весенней путины затруднили жаркую и осеннюю путину, когда ни в море, ни в реке не было видно ни единого ловца, однако, по мнению К.А.Киселевича, коренные решения, принятые Центром и направленные на освобождение и раскрепощение ловца, в дальнейшем привели к росту уловов с начала осени. Были возвращены расценки на рыбу 1913 г. в золотой валюте, налажен обмен товарами и материалами, однако ресурсов все же не хватило, и к концу года сдача рыбы производилась в долг по распискам и обязательствам. Отмечается, что меры охраны и другие особенности привели к появлению в дельте ранее исчезнувшего сазана, стерляди, росту размеров и уловов судака, в этот год наблюдался выраженный косячный характер хода воблы, появление в приустьевых участках большого количества молоди осетровых, по предположениям авторов, от естественного нереста, гораздо большего, чем в прежние годы.

Из Приложений к отчету наиболее интересны III, VI и VII Приложения. В первом из них проводится глубокий анализ сложившейся ситуации с рыбным делом. Указываются общие причины, тяжело на нем отразившиеся – война, революция, общая разруха, призыв в армию ловцов и недостаток квалифицированной рабочей силы, причины, связанные с нарушение норм по сохранению водных биоресурсов, здесь необходима прямая цитата: «в силу разгрома рыбных ям предустьевого пространства осенью 1917 г. и весной 1918 г. количество ямных пород – леща и сома значительно сократилось, а сазан почти совершенно исчез в дельте Волги». Если указанное выше ослабило лов рыб, то на фоне разрушения сложной экономической системы страны, в обрабатывающей части рыбных промыслов наблюдается еще больший упадок, с варварским расхищением, деградацией инвентаря, оборудования, построек. Острым является вопрос взаимодействия научных и административных органов рыболовства: «Лаборатории не оказывается в должной мере доверия и в ней хотят иметь просто справочное бюро по всем вопросам <…>, а не руководящий научно-промысловый орган».

Как это приложение, так и приложения «К вопросу об обвалованиях в дельте Волги», «Об обвалованиях в дельте Волги» содержат обсуждение очень важного вопроса в отношении конкуренции в хозяйственном использовании временно заливаемых территорий дельты Волги и ее поймы. Являясь критически важным для естественного воспроизводства запасов ряда видов промысловых биоресурсов, они, вместе с тем, служат областью интересов сельского хозяйства, в целях ведения которого значительные площади обваловываются, тем самым перестают быть доступными для рыб места нереста и кормовые площадки. Это ведет к сокращению естественного воспроизводства и рыбных запасов, ухудшению качества рыбной молоди и пополнения. Отмечается, кроме того, что необходимость удовлетворительного решения вопроса была обозначена еще в 1915 г. Преимущественно экстенсивный характер сельского хозяйства, когда его губят нерациональным ведением, допускает выделение все больших площадей новых обвалований спустя небольшое число лет от начала эксплуатации обвалованной территории. При этом зачастую учет обвалований не налажен соответствующим образом, либо не ведется вовсе, мероприятий по развалованию обвалованных площадей не осуществляется, решения по обвалованию принимаются самоуправно. К.А.Киселевич, ввиду важности рыбных запасов региона для страны, настаивает на учете интересов рыбного хозяйства в планировании и использовании площадей поймы и дельты, возможности сочетания интересов рыбного и сельского хозяйства. Он призывает, если роль рыбного хозяйства будет признана, а рыбному промыслу «для которого сама природа нигде на земном шаре не дала столь благоприятных условий, как в дельте р. Волги», к полному уничтожению обваловки территорий, приведению их в первобытное состояние и возвращению значительных площадей в нерестовый фонд. Иначе, после заключения «водной массы Волги только в пределы речных берегов, скованных железным кольцом валов, Астраханский рыбный промысел останется только в истории и литературе»…

Из Приложения IX мы узнаем информацию о рейсах судна «Почин». Можно отметить, что в течение года судно плотно задействовано в 21 рейсе в период с начала апреля по середину ноября. Продолжительность рейсов различна и колеблется от 1 суток (Астрахань – Болда – Астрахань) до 10 суток (Астрахань – Оранжерейный – Лагань – Бирюзяк – Тушиловка – Бирюзяк – Вышка – Астрахань). Рейсы совершаются в интересах различных отделений лаборатории и достигают как верхних сел Астраханской области, так и западной части моря вплоть до Лагани. По приходу из последнего рейса, «Почин» становится на зимовку 21 ноября.

 
График рейсов судна "Почин"   Результаты анализов солей из Астраханских озер

       

В целом отчет за 1921 г. отличается большой подробностью, вниманием к деталям, свободным без боязни начальственного окрика освещением исследователями реальных проблем рыболовства, включая организацию и экономику всех работ, трудности ловецкого дела и применение новых техник и технологий, комплексный характер предложений. Интересен конфликт между землепользованием в интересах рыбного или сельского хозяйства, конфликт, который начался задолго до проблем гидростроительства, химизации сельского хозяйства, роста загрязнений водной среды. Очень многие проблемы, характерные для того периода, остаются острыми и по сию пору, 100 лет спустя.

 

Труды Астраханской ихтиологической лаборатории под редакцией К.А.Киселевича, том V, вып. 2, Астрахань, 1922 г.

Труды Астраханской ихтиологической лаборатории под редакцией К.А.Киселевича, том V, вып. 2, Астрахань, 1922 г. (Высокое качество, 188 Мб)


 

Back To Top